Banner already shown!
ПЕТРОВСКИЙ АВТОЦЕНТР
Официальный дилер Renault в Москве и Санкт-Петербурге

 

Корреспондент «Газеты.Ru» стал одним из первых российских журналистов, попавших в сокровищницу Renault. В недавно отстроенном реставрационном цехе история Европы поблескивает натертыми боками: герой Первой мировой войны таксомотор Type AG-1 соседствует с подпольщиком времен Второй мировой – прототипом народного 4CV. Первый - в 1914 году поставил немцев «на счетчик», перебросив на фронт резервы в считанные часы. Второй – карапуз темных тонов из мрачных сороковых – выезжал на испытания строго по ночам, в тайне от оккупантов, «партизанил» душой.

В Renault отказались от музея в пользу более гибкой структуры, названной подразделением Histoire et Collection («История и коллекция»). Как объяснил глава Histoire et Collection Кристиан Шмальц (Christian Schmaltz), идея в том, что авто должны все время «дышать» – передаваться по обмену, гастролировать по музеям и пробегам – короче, двигаться.

Стратегия Histoire et Collection требует в реставрации максимального приближения к оригиналу. С другой стороны, по концепции, машина должна «жить» и компромиссы неизбежны. Если цветовую гамму можно сравнительно точно подобрать, то состав некоторых материалов повторить дорого и сложно. В баки, кстати, заливают безжалостный к старине 92-й бензин (старая резина его не выдерживает), так что некоторые детали все равно приходится «обновлять». Коллекция существует «без отрыва от производства». Что-то готовится к гонкам и вояжам, что-то – к реставрации. Недостающие фирменные детали изготавливают прямо здесь на станках. Кстати, Луи Рено первым предложил автомобилю крышу, «живой» свидетель чему крохотный кэб Type B. Рядом гоночный 40CV Record начала 20-х (цифра в имени означает число лошадинных сил, облагаемых налогом). Рекордсмен имеет грозный вид крупного жука.

Основные фонды – в «кладовой», из русских СМИ наша группа попадает туда первой... Дверь выводит в циклопический зал. 12 тыс. квадратных метров. Сотни авто. Сокровища спрятаны под полиэтиленом.
Renault повезло с историей. Мало кто из фирм может похвастаться такими активами прошлого – от игрушечных ландо начала века до болидов «Формулы-1». Рядом два гоночных близнеца, построенных для гонок в Ле-Мане. Месье Шмальц в стильном синем кашне объясняет, что схожи они лишь внешне. «Хищники» были построены для игры в паре. Первый, мощностью в 350 л. с. и разгонявшийся до 370 км/ч, должен был спровоцировать соперников на гонку и вымотать их вдрызг, а второй мощью в 330 лошадок должен был обойти выдохшихся у финиша. Кстати, все удалось, впрочем, за технической хитростью все равно стоял человеческий фактор: за 24 часа гонок пилот терял 5–6 кг веса.  C тех пор, как Renault выиграли первый Gran Prix 1906 г., спортивные качества здесь в почете.
Самое впечатляющее – тотальность коллекции. Полная цепочка ДНК одной из старейших европейских марок, генеалогическое древо со всеми тупиковыми ветвями, модными глупостями и техническими недоразумениями. Месье Шмальц гордо приподнимает пленку на концепте начала 50-х, показавшегося современникам чересчур небезопасным, – предтече машин с однообъемными кузовами. Есть даже «Москвич-Святогор», для которого Renault совсем недавно поставляло двигатели. Рядом долгие ряды, казалось бы, банальных седанов и купе середины века. Именно их силуэты составили фон французских детективов и комедий 70-х – всех этих «великолепных», «профессионалов», «спящих полицейских», делонов, бельмондо, ришаров, на которых выросло не одно поколение россиян. Дайте время времени: дальновидные собиратели уже приберегают предметы быта 70-х. Освещение в сокровищнице то ещё, но ради наших фотокамер несколько раритетов вывезут в Мортефонтен – на полигон фирмы. Там же прокатят на совсем свежих экспонатах – гоночных компактах Renault 5 Alpine и Clio 16S с триумфальной родословной.